» » Почему «взлетает» только 1% стартапов — и это нормально

Аналитика

Почему «взлетает» только 1% стартапов — и это нормально

Почему «взлетает» только 1% стартапов — и это нормально

Михаил Соколов

 

Профессиональные участники венчурного рынка верят, что инвестиции в новые бизнесы  — это ремесло, которому можно научиться, чтобы извлекать целевой доход. Попробуйте первый раз сыграть в гольф или теннис: если вначале и получится один хороший удар, то за ним последуют сотни и тысячи «кривых». Что справедливо. Абсолютному большинству людей венчурный рынок кажется непредсказуемым. И только после них придут навыки, а для уверенной игры еще потребуется самоконтроль, психологическая устойчивость и способность доводить начатое до конца.

 

Вместо долгих и болезненных тренировок в реальном бизнесе и проектах, многим гораздо проще поверить в счастливую руку и кофейную гущу, положиться на советы друзей и прогнозы экспертов и аналитиков. Некоторым, возможно, и повезет, но процент «счастливчиков» ничтожно мал.

 

Они постоянно принимают решения об инвестициях внутри своих компаний, планируют бюджеты, принимают и отвергают предложения по M&A-сделкам, работают с большим  числом контрагентов, оценивают качества внутренних или приглашенных команд, ищут пути повысить эффективность бизнес-процессов. Все они вначале развивали свои бизнесы или управляли чужими, а  потом, накопив ресурсы и капитал, стали профессиональными инвесторами — теперь возвращаются к управлению лишь тогда, когда не могут найти достойный менеджмент. Преодолевая трудности и зачастую опираясь на везение, рано или поздно  они понимают: успех стал повторяющимся.  На это может уйти пять, десять, пятнадцать лет, а может не произойти никогда. Как правило, именно такие люди и становятся  предпринимателями, профессиональными управленцами, инвесторами. Все мы — инвесторы, руководители стартапов и  проектные менеджеры одновременно —  вкладываем свое время, здоровье, деньги и собственные внутренние ресурсы в других людей (будь то  семья, сотрудники или партнеры), проекты, благотворительность. Часто они совмещают несколько ролей — это еще один способ «обогатиться» .  Именно поэтому так часто мы видим переход  успешных предпринимателей в ряды  профессиональных инвесторов и наоборот. Спектр интересов и активностей у этих людей по-настоящему широк. Есть небольшой процент людей, которые делают это максимально осознанно: они ценят приобретенные ресурсы, стремятся, развивая себя, наращивать этот «капитал» и эффективно им распоряжаться. Они совершают ошибки, но в какой-то момент понимают, что с каждым годом их становится все меньше. Взлеты и падения молодых предпринимателей за несколько лет — только исключения, доказывающие общий закон.  Такой путь прошли практически все успешные инвесторы, включая участников рейтинга Forbes. По мере накопления капитала и ресурсов  они, как правило, переходят от инвестиций на ранних стадиях к более поздним.

 

Но добивается успеха в построении бизнеса совсем небольшой процент предпринимателей и инвесторов, поверивших в их идеи. Может показаться безумием, что находятся люди,  готовые поддержать проекты на ранних стадиях, несмотря на  то, что вероятность преуспеть в моменте будет в несколько раз ниже, чем  в казино, а ждать возврата на инвестиции придется несколько лет.По подсчетам  Startup Genome Report, умирают 92% запущенных стартапов, 74% интернет-стартапов закрываются из-за преждевременного масштабирования, переоценив свои силы и раздув штат компании в несколько раз.  Половина стартапов закрываются в течение первых пяти лет, и это характерно для всех секторов.  Это означает, что в начале пути у любого предпринимателя и инвестора, ставшего его партнером,  риски максимальны.

 

Например,  фонд Sequoia,  работающий с 1972 года, сделал инвестиции, многие из которых уже «монетизированы»  в компаниях, совокупная  стоимость которых на сегодняшний день  приближается к $1,5 трлн долларов. Как правило, фонды такого уровня дают относительно низкую оценку компании в момент входа в проект, потому что знают, какую огромную ценность могут обеспечить начинающему бизнесу.   Главное  для стартапа  — не перепутать фонд с большим набором портфельных компаний, который, тем не менее обладает ресурсами для плотной работы с каждой из них,  с фондом, у которого просто много портфельных компаний, а его команда занимается расстановкой фишек на столе.Как заполучить такого акционера стартапу? На успешность работы фонда влияют состав партнеров, география  инвестиций и их история: к успешному фонду приходит больше классных проектов, у такого фонда накоплена экспертиза и нетворк, который может помочь как в развитии, так и с «выходом». Вероятность «выхода»  для инвесторов такого фонда возрастает в несколько раз. Это не так-то просто.

 

Бизнес-ангелы  и венчурные капиталисты, инвестируя в компании на ранних стадиях,  диверсифицируют риски — формируют портфель из большого числа компаний.  Но, как показывает глобальная статистика по средним значениям, они получают меньшую доходность на ряде отрезков времени и бОльшую волатильность  инвестиций в сравнении с венчурными фондами более поздних стадий и фондами прямых инвестиций. Как и во многих секторах экономики, на венчурном рынке есть «мафия». У этого термина, скорее, позитивный оттенок — речь идет о группе людей, которая видит весь рынок, эффективно распределяет ресурсы и может дотянуться до любого топ-менеджера, принимающего решения.  В Кремниевой долине есть бизнес-ангелы и  фонды, специализирующиеся исключительно на инвестициях ранних стадий, — и они успешны благодаря своей фокусировке. Однако нужно понимать, что компании зачастую рождаются не ради огромных заработков, а ради воплощения идеи предпринимателя, которому почти всегда важно развивать проект для самореализации. Например, сеть бизнес-ангелов Tech Coast Angels заявляет об IRR  в 26%, в то время как по некоторым данным средняя ежегодная доходность портфеля американского бизнес-ангела составляет чуть более 20%. Предприниматель  горит идеей и готов  брать на себя риски (сейчас мы не берем нетипичные ситуации, когда человек начинает свое дело от безысходности или невозможности найти хорошую работу).

 

Как можно увидеть по данным результатов работы 1653 венчурных фондов (1 051 — ранних стадий, 190  — поздних стадий и стадии экспансии, 406 — ориентированных на проекты разных стадий и 6, предоставляющих венчурное долговое финансирование),  созданных между 1981 и 2016 годом,  горизонт инвестирования должен быть достаточно длинным. Доходность волатильна и сильно зависит от цикла и времени входа, при этом ликвидность далеко не самая высокая.

 

Недавний пример — активные инвестиции автопроизводителей в сервисы-агрегаторы такси.  Этот тренд подтверждается глобальной статистикой, которая фактически говорит о том что условный «оффлайн» и уже не менее условный «онлайн» все чаще переплетается и становится неотделимым.  Для крупных компаний и индустриальных гигантов все чаще инвестиции становятся возможностью адаптироваться к изменяющимся условиями или переломным моментам на своих рынках.

 

Разумеется, у инвесторов есть много альтернатив инвестициям в венчурные фонды.   Среди них —  фонды, облигации и акции ликвидных компаний любого сектора. Доходность вложений в этих сегментах часто оказывается выше  венчурных инвестиций, если мы  говорим о достаточно краткосрочных вложениях.  В инвестициях в ликвидные активы вы получаете большую гибкость и по размеру инвестиции и по управлению рисками, в то время как в частных инвестициях, вы как правило имеете гораздо меньше гибкости и часто сталкиваетесь с кризисами разного характера.

 

Систематического успеха добиваются те, у кого в голове заработал эффективный «гибрид», сочетающий данные, опыт и интуицию. Правда  «обучение» на венчурном рынке обойдется дорого: вместо MBA в топовой  бизнес-школе на год-два с  гарантированными «корочкой» и выпускным фото — годы проб и ошибок, неясные перспективы, а диплом никто не обещает. В общем,  для обычного образованного человека, не хватающего звезд с неба, венчурный рынок —  отвратительный и для большинства неприемлемый сценарий.Для серийных успешных инвестиций на венчурном рынке нужно обладать набором неординарных способностей и накопить большой багаж ошибок и знаний.  Это касается и основателей стартапов и инвесторов, если они хотят, чтобы их инвестиции «выстреливали»  в более чем в 10-50% случаев (в зависимости от стадии) и перекрывали с запасом неудачные вложения.  Предприниматели и инвесторы стараются дисконтировать эмоциональный фон и зачастую иррациональную работу сознания, оценки и восприятия и все больше опираться на данные в своих решениях.

 

Давайте возьмем 100%-ную (в теории!)  вероятность успеха родившейся компании и будем вычитать шансы на успех с порчей каждого «ингредиента» (возьмем лишь базовые: идея, бизнес-модель, рынок, основатели, команда, инвесторы) и посмотрим к какой вероятности успеха мы придем:

 

Идея и бизнес модель. Часто бывает, что идея звучит многообещающе, но бизнес-модель не дает возможности стартапу  масштабироваться  или для этого  нужны тектонические  изменения на рынке.  Например, стартап, ориентирующегося исключительно на R&D-разработку продукта, без понятного и подтвержденного спроса со стороны заказчика, скорее всего, имеет шансы на успех, близкие к нулю.  Но будем оптимистами: у  компании действительно сильная идея, ее исполнение тоже оказалось на хорошем уровне, у стартапа не появились более сильные и более смышленые конкуренты до запуска, но могут появиться в будущем, — тогда «отрежем» условные  50% от вероятности успеха.

 

Рынок.  Допустим, предприниматели  переоценивают размер своего целевого рынка, не понимают на нем расстановки сил и механизмов входа на него,  не учитывают  необходимости законодательных изменений для распространения придуманной стартапом инновации. Опять же, все эти частые ошибки сводят вероятность успеха компании к нулю. Но мы снова будем верить в качественную проработку оценки рынка нашим стартапом:   рынок есть,  предприниматели его знают. Вместе с тем, показатели спроса на  рынке и    появление и развитие конкурентов все равно сложно спрогнозировать  на старте, так что придется ополовинить шансы стартапа на «взлет».  

 

Основатели.   У  них, возможно, нет опыта  работы, нацеленной на конкретные результаты (такое случается сплошь и рядом, когда человек уходит из работы по найму ради новой компании), нет серьезных личных и командных достижений. Нередко налицо дефицит лидерских качеств и понимания психологии людей. Наконец, инвестор мог не слишком глубоко проверить заслуги основателя и не узнать о том, что он их приукрашивает. Шансы снова стремятся к нулю.  Дополнительные риски несет ситуация, когда стартап возглавляет единственный основатель — это дополнительные риски (почти 60% успешных стартапов основаны как минимум двумя партнерами, следует из статистики Sage).  Если в бизнесе два-три  равноправных сооснователя, скорее всего,  они работали вместе раньше, наступали на одни и те же грабли — и не разбежались, поссорившись.  Но вернемся к нашему воображаемому  проекту с оставшимися 25% шансов на быстрое развитие. Скажем, у нас два партнера,  они  не работали вместе до запущенного ими недавно бизнеса, но дружили. Оба  — умные, порядочные и  способные договориться парни. Но это на первый взгляд. Риски конфликтов или ухода из проекта одного из сооснователей, как и риски недостаточной компетенции в бизнесе молодых предпринимателей остаются. Очень может быть, наши предприниматели не научатся строить процессы внутри компании, развивать команду, мотивировать людей, принимать сложные и подчас очень болезненные решения.   Снова вычитаем условные 50% от оставшихся шансов.  

 

Команда. Тут «подводных камней» множество  — часто молодые руководители не любят, чтобы кто-то в коллективе имел собственное мнение, не дают хорошим профессионалам расти или нанимают слабых специалистов, чтобы выделяться на их фоне. На старте инвестор ничего не знает о столь низких навыках формирования команды у пришедших к нему предпринимателей, так что уже после закрытия сделки начинают сыпаться проблемы —   замены людей на ключевых должностях, увольнения и заявления «по собственному желанию»,  внутренние конфликты. Все это не дает стартапу сфокусироваться на развитии бизнеса. Хорошо, в нашем придуманном случае команда двух давних друзей  выглядит адекватно, но пока она небольшая и компетенций у нее не хватает. Когда они наработаются? Это большой вопрос и риски — поэтому из оставшихся 12% на успех остаются 6%. 

 

Инвесторы. Тут нужно понимать, что, с одной стороны,  стартапы, решившие не привлекать внешнего финансирования, отсекают от себя целую группу рисков, с другой — для некоторых стартапов отказ от денег инвестора может быть равен провалу (когда слишком важно масштабироваться быстро, а для этого нужно существенное финансирования).  Предприниматель может целенаправленно и упорно искать  инвестора, а может инвестор найти предпринимателя.   Инвестор может быть пассивным или активным,  он может ставить цель  всесторонне помогать проекту  и двигать бизнес к новым высотам, а может преследовать цель максимизации доли, добиться своих целей через дедлоки или стратегии по обезвоживанию компании будучи безальтернативным источником капитала в какой то момент. Условия сделки могут оказаться каббалой и умного предпринимателя они не радуют и демотивируют, хоть все и поздравляют с «успехом».  Все это новые и новые риски. От того, как и с кем договорятся основатели проекта, будет зависеть то, превратятся ли оставшиеся 6% в ноль или нет. В любом случае: читая  заголовки новостей о стартапах, закрывших раунды на миллионы и сотни миллионов долларов, нужно задуматься об условиях привлечения этих денег. Успех в мире стартапов, который ошибочно до сих пор пытаются приравнивать к объемам привлеченных венчурных инвестиций,  очень часто оказывается  эфемерным.  В одних случаях  инвесторы действительно помогают найти лучших людей в команду стартапа, отстроить процессы, во всю используют свою сеть контактов и даже становятся «психологами» для предпринимателей. Но  такие инвесторы очень ценят свое время и даже бесплатно не возьмут у вас долю если не верят в успешность мероприятия и совместной работы. Для них важно, чтобы компания была по-настоящему сильной (часто не менее важна личная симпатия инвесторов к предпринимателям и бизнес идее). Такую ли помощь предложат вам инвесторы, на переговоры с которыми вы собрались завтра в кофейне в центре Москвы? В пестром мире финансовых инвесторов риски обжечься очень высоки, поэтому мы должны отрубить еще половину.

 

Вспомним, что рынок может оказаться  не готов к продукту или сервису, поэтому нельзя  не учесть фактор времени и то, что в одной точке должны сойтись многие технологические тренды и  глобальные тенденции в изменении привычек потребления.  Повысить шансы на успех может только реальный опыт предпринимателей,  эффективность бизнеса, налаженные связи, настрой, готовность вести дела до конца и не опускать руки. Прибавим к этому всевозможные форс-мажоры,   страновые риски,  изменения инвестиционного климата, вероятность личных проблем у ключевых людей в компании. Что в итоге? Но такие случаи все-таки редки — «дебютантов» на стартап-рынке намного больше немногих по-настоящему успешных серийных предпринимателей. Мы получили 3% вероятности успеха  в базовом сценарии для типичного стартапа.  При этом нужно помнить: шансы могут оказаться «нулевыми» из-за каждой рассматриваемой нами составляющей нового бизнеса, причем произойти это может как на старте, так и по пути. А еще вероятности накладываются друг на друга, поэтому  реальные шансы на успех вряд ли можно оценить более чем в 1%.

 

Не все выдерживают, но скучно не бывает.Это сумасшедший мир сумасшедших людей. Читая в следующий раз об 1% стартапов, добравшихся до больших объемов продаж и принесших инвесторам высокий возврат инвестиций, не удивляйтесь — цифра закономерна.  Но без предпринимателей и венчурных капиталистов не было бы мира, каким мы знаем его сегодня, и влияние этих людей в экономике, все более ориентированной на инновации и эффективность, только возрастает.




Похожие новости

Новости других разделов

Присоединяйтесь

Каждый в меру своего понимания общего хода вещей работает на себя, а в меру непонимания на того, кто понимает больше..

Журналисты

Цитата

Люди научились плавать как рыбы, летать как птицы. Осталось научиться жить как люди...

Джордж Бернард Шоу